Записи с меткой «кендзюцу»

Меч как инструмент изменения внутренней сути

Меч как инструмент изменения внутренней сути. Кэн-дзюцу.

Оглавление:

  1. Общие моменты, или что тут вообще происходит?;
  2. Важные мелочи, или как это все работает;
  3. Удар как он есть;
  4. Откуда наносить удар, или какая ж это упрямая штука – меч…;
  5. Танрэн, или снарядная работа;
  6. Тамэсигири, или проба пера… то есть меча;
  7. Заключение.

Должен сказать, что данная писанина не входила в мои планы. Поскольку каждый раз я убеждаюсь в своем невежестве и необходимости что-то узнать, изучить и проработать более качественно. Кроме того, я уверен, что буквально через год после написания эта информация лично для меня устареет. Я просто буду знать больше, чем сейчас. И вопросы буду решать совершенно другие. Впрочем, я уверен еще и в том, что эти новые вопросы органично вырастут из старых.

Так и должно быть.

1. Общие моменты, или что тут вообще происходит?

Кэндзютсу. Практически каждый из многочисленной братии адептов воинских искусств японского направления слышали это слово. Большинство занимающихся, к примеру, айкидо, отдаленно – как правило, от своих учителей – знает, что их обожаемое айкидо несет в себе след фехтовального искусства, и уходит это искусство в неспокойное японское средневековье.

В том-то и дело, что – след…

Как правило, на этом самом мимолетном упоминании о кэндзютсу учителя современного толка и останавливаются. Просто потому, что знают не намного больше своих учеников. А раскапывать техники меча, да еще и которые работают реально в поединке, у современных «искусников» нет ни времени, ни желания.

Конечно, это ведь переводит искусство в абсолютно другую плоскость. В которой они – «искусники» – чувствуют себя крайне неуютно. В которой сомнительным техникам в более чем сомнительном исполнении места нет, не было и быть не может.

А это подразумевает работу над собой.

Но – постараюсь не забегать вперед.

Кэндзютсу – слово, в буквальном переводе означающее «искусство меча». Этот термин использовался в те времена, когда ни о каком таком «кэндо» никто и слыхом не слыхивал, а правильность техник оценивалась только с одной стороны – останется их исполнитель впоследствии живым, или нет.

Что обеспечивало прочную связь с реальностью.

Какие соревнования, о чем вы, право… Не хватало еще самураю, с его-то самурайским гонором, приходить, как сейчас принято, в место большого скопления народа (читай, простонародья), чтобы показать, какой он крутой. Это и так было понятно. Иначе он не принадлежал бы к воинскому сословию.

Поединки проводились в сугубо закрытых… э-э… аудиториях, с целью превосходства (а иногда и, чем черт не шутит, и целевого обмена информацией) той или иной школыно никак уж не в целях самоутверждения отдельных мастеров (и не очень мастеров) в глазах у возбужденной толпы. Отдельные схватки бродячих ронинов, горячо любимые поклонниками Куросавы, не в счет. Слишком уж их было мало – поединков, а не ронинов.

Да и схватки той – раз, и все…

Кэндзютсу – термин обобщающий, который не несет на себе никакой стилевой направленности. Естественно, именно в среде японских будзютсу, причем традиционного толка. Или претендующих на это.

Да, должен сразу заметить: я не могу сказать, что все, что здесь будет из техники, тактики и прочих аспектов, является традиционным. В смысле, принадлежащим к какой-нибудь старой школе.

Я вообще не считаю, что занимаюсь традицией, в том ключе, в котором сейчас видят боевые искусства все эти пестрые толпы прихожан.

Мое отношение к традиции – в другом. Это очень просто – чтобы правильно понимать боевую школу, нужно пропустить ее через себя. И то, что будет в результате – и есть правильное понимание. Причем, зачастую (почти всегда!) ваше кэндзютсу будет отличаться от моего, а мое – от вашего, но это и будет настоящее, реально работающее боевое искусство, которое – вот парадокс! – гораздо ближе будет к традиции, нежели несколько замшелых форм с забытым смыслом, которыми кормят массу лохов, верящих в чудеса и секреты.

 

***

Об оружии.

Я рассчитываю в своих тренировках на катану, с обычной развеской, тяжестью и длиной, не выходя за рамки адекватности.

Но-дачи, к примеру, меня не интересует. Неудобен он мне, и все тут. Ему я с удовольствием предпочту такую специфическую вещь, как нагамаки. А малый меч (вакидзаши) – отдельная тема. И возможно, если я наберусь наглости, то попытаюсь изложить те части понимания данного предмета, которые мне будут доступны.

Позже.

 

***

 

О методах изложения материала.

В данную маленькую работу я сознательно не включаю ни одной фотографии или рисунка с демонстрацией техник, и делаю это по следующим причинам:

– во-первых, техники, которые встретятся по ходу чтения, основаны на общеизвестных принципах, и лишний раз занимать место на бумаге ивнимание возможного читателя каким-нибудь классическим положением ног я считаю просто лишним. На это есть множество книг, написанных достойными мастерами своего дела. И в очередной раз растекаться мыслью по древу я не собираюсь. Часто, кстати, авторы или составители этих книг (например, по каратэ) спокойно заимствуют иллюстрации друг у друга и при этом нормально себя чувствуют, помогая себе важными утверждениями о канонах и традициях, которые нарушать не след. Чтобы не было беды.

Однако, те тонкости и мелочи, которые будут описаны ниже, скорее всего можно будет встретить в любом действительно достойном внимания руководстве по мечу. Я вовсе не считаю себя первооткрывателем в данной области. Единственное мое достижение – надо сказать, невысокое – заключается в некотором практическом опыте, который я и пытаюсь изложить.

– во-вторых, любое мое исполнение – НЕ ВАШЕ исполнение. Я по себе знаю, насколько заманчиво ставить ноги и дышать носом так, как уже дышит и ставит кто-то другой. Мол, если дышит, значит, знает, для чего. Знает, знает… а вы знаете? А вдруг это вам не подойдет? Или вы точно так же в детстве упали и разбили себе коленку об пол? И это потом повлияло на вашу походку, и – впоследствии – на технику? Воистину, подражательство – великая сила. Но и великий тормоз, если его использовать не по назначению тут и там.

Так что я не рекомендую слепо копировать, кого бы то ни было. Гораздо эффективнее будет сознательный подход. То есть работа ума – не только приветствуется, но и категорически требуется. Несмотря на все дзэнские байки о не-мыслии.

2. Важные мелочи, или как это все работает

Итак, начнем. Как и полагается от печки. В смысле, от меча.

Меч для занятий нужен не один, а несколько. Прежде всего – нет, не катана, как можно было подумать, а боккэн. Причем достаточно тяжелый и прочный.

Ишь, катану ему… размечтался. Это ж сколько катан в неумелых руках жизнь завершит, не успев надышаться? Так что боккэн, и точка. В ближайшие год-два о катане можно только вздыхать и мечтать о ней издали.

Кроме того, потребуется субурито – тот же боккэн, только лезвие пошире, и весит он потяжелее.

И боккэн, и субурито должны быть из прочного дерева, иначе с полной отдачей использовать их не удастся. Поскольку наряду с простыми махами и ударами по воздуху, есть такая сторона практики, как танрэн – удары по жесткой цели, или как сейчас принято говорить, «снарядная работа».

И еще. Для разработки плечевого пояса нужна такая снасть, назовем ее «гирей»: боккэн с удобной (не просто приемлемой для захвата, а именноудобной) рукоятью, обмотанный по клинку тяжелым канатом (диаметр каната не менее 20мм). Здесь возможны варианты, но направленность остается та же: очень тяжелая штука. Кстати, лом не рекомендую, равно как и стальную трубу, и черенок от лопаты. Все потому, что помимо тренировки силы нужна еще и тренировка чувства клинка. Которую нельзя осуществить в случае круглой рукояти. Так что над рукоятью придется попотеть. Однако это не напрасный труд.

Вообще, если есть условия – нужно обязательно пробовать сделать боккэн самостоятельно. Это, с одной стороны, даст уверенность в качестве оружия, и определит ваше отношение к самому себе – сам же делал, для себя, и пенять не на кого в случае стертых грубой рукоятью рук или растянутых из-за неправильного баланса плечевых связок; с другой стороны, это полезно как процесс.

Учит усидчивости. А также формирует отношение к мечу.

Первое правило: меч надо уважать.

Меч – это не палка, даже если он из дуба, а не из стали. Именно с этого должно начинаться обучение. Меч нельзя швырять на землю, пинать ногами, наступать на него, оставлять без присмотра. Невежливо будет брать чужой меч без разрешения хозяина.

А вы что думали, этот этикет можно пропустить, как титры в фильме? Нет уж, извольте соблюдать. Иначе искусство превратится не просто в мордобой.

В нашем случае оно превратится в резню без победителей.

Вместе с тем надо помнить о том, для чего вам меч. То есть мечом надо заниматься. И не жалеть его, а то прямая дорога такому боккэну – на стенку.

В ознаменование несбывшейся мечты.

Ну, в конце концов, вы же не жалеете хорошие плоскогубцы? Или нож?

Так и меч – он должен работать. Им должно наносить удары, и вовсе необязательно по живому. Его нужно почаще брать в руки, согревая своим теплом.

Возможно, кому-то этот подход покажется излишне романтизированным, но только не фехтовальщику. Какая романтика? Голый практицизм: Если ты ухаживаешь за оружием, значит, оно дольше проживет. И даст тебе возможность расти.

В занятиях наибольшая нагрузка дается на предплечья и кисти. Соответственно, нужно их готовить к данной нагрузке предельно качественно.

Запястье должно быть гибким.

Пальцы и предплечье должны быть сильными.

По части плечевого пояса и остальных групп мышц я даже не буду напоминать. Их подготовка подразумевается. Кстати, очень хорошо в данном вопросе помогает та самая тяжелая гиря с рукоятью. Никаких сокращений в разминке, растяжке и силовой тренировке быть не должно в принципе, иначе в лучшем случае вы так и останетесь эстетствующим теоретиком, а в худшем заработаете какое-нибудь нарушение в организме из-за перекоса в тренировке оного.

Любить себя надо, господа фехтовальщики.

А это значит – не знать к себе жалости.

****

Кроме всяческих общеразвивающих упражнений стоит включить в свой арсенал специальные приседания. Делается так: берем гирю. Замах стоя – удар приседая в положение сонкё, замах сидя в сонкё – удар вставая, и так далее.

Сонкё – положение согнув колени (присев), спина должна быть ровной, пятки вместе, носки врозь, колени смотрят в стороны, угол между коленями не менее 90 градусов. Очень важное положение, надо сказать. Поскольку отменно тренируется равновесие, и, что не менее важно, работа ног в крайних точках суставных траекторий, там, где обычно сустав не используется в повседневных движениях. Это помогает сохранить подвижность коленных суставов с возрастом. Однако не стоит здесь слишком уж усердствовать, поскольку колено – сустав капризный, и вполне может запротестовать. Эрозия поверхности суставного сочленения – неприятная штука. Поэтому – знайте меру.

По поводу отжиманий – особо. Это благодатная тема для любого рукопашника, но здесь к ним подход несколько другой. Надо не только уметь отжиматься на ладонях, пальцах и обратной стороне кисти, но и включить в занятия отжимания на ребре ладони (молитвенно складываем ладони передо лбом, упираемся ими в пол, отжимаемся), а также – отжимания медленные, по девять-двенадцать секунд на сгибание и столько же на разгибание рук. Скажу сразу – не для слабонервных.

Помимо прочего, стоит упомянуть отработку низких стоек в утрированной (заниженной) форме, когда ноги согнуты под прямым углом. Работа ведется в двух направлениях: просто стоим в позиции, и ходим в ней же. При перемещениях стоит отметить особенность: ноги должны проходить под центром, и ни в коем случае через стороны. В случае проноса ноги через сторону равновесие нарушается, и ни о каких сменах скорости или направления не стоит даже и думать.

***

Еще об инвентаре.

Желательно наличие фукуро-синай. Данная штуковина отличается от общепринятого в кэндо синая из четырех планок. Конструкция следующая: из брезента (в оригинале – из толстой прочной кожи) шьется труба (длинный мешок, чехол – нужное подчеркнуть) длиной около метра, диаметром в 2,5 – 3 см. Важно не переборщить с толщиной, иначе будет неудобно держать в случае ее превышения; если же будет слишком тонким – быстро выйдет из строя. Далее этот мешок плотно забивается бамбуковой щепой, чем тоньше тем лучше, но каждая щепочка должна быть на всю длину чехла. Предварительно зашиваем один из концов, и заталкиваем туда хороший кусок поролона, или чего-нибудь мягкого – для того, чтобы не оставить партнера без глаз в случае неконтролируемого цуки. Забив – завязываем оставшийся открытым конец. Зашивать не рекомендую, поскольку потребуется периодически заменять избитые и сломанные «щепки».

Получившийся синай удобно использовать в поединках, кроме того, он хорошо развивает тэ но учи, или выжимающее движение запястий.

Кроме того, было бы хорошо иметь доспехи – хотя бы доспехи кэндо, или же самодельные – но сделанные с умом, иначе от доспехов можно получить больше травм, чем от оружия.

Но первое время можно обойтись и без них. Более того, я рекомендую заниматься парной работой без доспехов в обязательном порядке, иначе не разовьется чувствительность, необходимая в реальных ситуациях. Доспех-то на себе не будешь таскать круглые сутки.

В общем, доспехами не стоит злоупотреблять. Да и первое время, которое я упомянул, растягивается на шесть-семь лет, бывает, что с таким же по длине хвостиком, так что… сами понимаете.

***

Самое время поговорить об отработке субури. Прежде всего – зачем?

Субури предполагает работу над следующими задачами:

  1. Развитие плечевого пояса и мышц спины;
  2. Выработка правильного положения позвоночника;
  3. Тренировка чувства «плоскости удара» – самое, пожалуй, важное;
  4. Тренировка тэ но учи.

Теперь – подробнее:

Правильное субури начинается с захвата рукояти. Сразу оговорюсь: захват будет описан только один – правая рука сверху, левая снизу. Можно тренировать и зеркальное положение, ну а я, памятуя, что это все одно и тоже, не буду повторяться в описании.

Захват рукояти.

Итак, захват каждой рукой должен быть следующим: мизинец и безымянный плотно держат, прижимая рукоять к основанию ладони (данная мелочь важна, поскольку иначе не будет достаточного контроля движения мечом), средний палец придерживает, большой и указательный слегка придерживают (слабее, чем средний палец). В целом ощущение от захвата должно быть, как будто держишь в руке живого воробья. Отсюда выражение: держать оружие нежно. Как держать воробья? Сильно сдавишь – помрет, слабо держишь – вырвется и улетит. Так и меч: сильно держишь – никаких вариаций с запястьем, оружие превращается в мертвый предмет; слабо держишь – первое же хорошее хараи выбьет его из рук – прощай, оружие…

Далее. Расположение рук на рукояти, независимо от того, какая рука впереди, а какая – сзади, должно обеспечивать успешное приложение силы к лезвию, а также четкий контроль над инерцией. Оптимальное расположение рук – когда основания ладоней (если раскрытую ладонь пересечь диагональной линией от основания указательного пальца к запястью со стороны мизинца, то точка на этой линии ближе к запястью и будет определяться нами как основание ладони) прижаты к рукояти и находятся на одной прямой.

Логично будет предположить, что данная прямая – на рукояти со стороны спинки клинка. Таким образом, когда делается непрямой удар, рукиопираются на рукоять, и передача импульса происходит без потерь.

Положение локтей.

При захвате меча нужно учитывать, что локти не должны мешать движению как удара, так и замаха. Для правильного понимания представьте себе лучника.

Лук – большой и мощный, с неравными плечами, настоящий о-юми – используют без щитка, закрывающего предплечье. Поскольку надевать его чаще всего просто некогда. Защита мышц предплечья от стесывания тетивой производится простым поворотом локтевого сустава. Это, кстати, очень хорошее упражнение на координацию: возьмитесь вытянутой рукой за вертикальный поручень, скажем, в автобусе, и не меняя положения плеча и не ослабляя захват кистью, поверните локоть так, чтобы локтевой сгиб смотрел вбок, а не вверх. При этом обязательно сохранять правильный захват кистью, при котором, как я уже говорил, основание ладони прижато к рукояти (ну или к поручню).

Замах, удар.

По поводу замаха здесь я скажу то, что важно для исполнения субури. А именно, распределение силы при замахе и ударе должно быть: 60-70% на левой руке, и 40-30% на правой. Напомню: я исхожу только из классического захвата рукояти, когда правая рука находится ближе к цубе.

Тренировка правильного ощущения плоскости удара.

Без правильного понимания данного пункта катана на смену боккэну не придет никогда. Помимо правильного положения кистей и локтей, а также распределения силы между ближней и дальней руками нужно соблюдать простую вещь: даже в субури, не говоря уж об ударе, плоскость клинка должна соответствовать плоскости удара. Иначе удар придется плашмя или близко к тому, а это значит, что противник не прочувствует ваше к нему расположение.

А вы, в свою очередь, потеряете меч. Жалко.

Положение корпуса.

Корпус должен быть ровным. Данная тонкость, как ни странно, чаще понимается практиками превратно. Повторю: корпус должен быть ровным, но это не означает, что он должен быть вертикальным. Более того, если при каком-либо режущем ударе корпус будет вертикальным, то в удар нее получится вложить надлежащую силу. Часть ее просто потеряется, уйдет на то, чтобы сохранить это пресловутое вертикальное положение. Таким образом, корпус должен быть чуть наклонен в сторону удара.

Выжимаем тряпку.

Тэ но учи, или выжимающее движение кистей, как ни странно, является достаточно серьезной препоной на пути к правильному пониманию удара. Это действие нужно для правильной и четкой остановки меча.

У меня отработка тэ но учи прошла при помощи тривиального веника в качестве тренажера. Его рукоять (хм…) очень хорошо отразила все мои тогдашние ошибки, и в конце концов правильное – т.е. скручивающее рукоять не поперек, а по двум диагоналям, по одной на каждую руку – тэ но учи легло в копилку навыков.

Правда, веник пришлось выбросить.

3. Удар как он есть.

Итак, удар. Прежде всего: удары могут быть прямыми, или тычковыми и непрямыми. Непрямые удары могут быть режущими и секущими. Тычковые удары можно наносить острием и рукоятью.

Очень важно понять: катаной не рубят. Ей режут, или секут, но не рубят! Сами посудите: если клинок имеет прогиб и заточен по внешней стороне этого прогиба, то рубить невозможно физически. В любом случае удар будет режущим. Распределение усилия на лезвии, трение и прочие характеристики будут соответствующими.

Для восстановления справедливости скажу: наносить рубящие удары можно и нужно. Европейским двуручником, прямым как солнечный луч и тяжелым как молот. А катана для данных ударов не приспособлена. Так что, если вы услышите выражение «зарубил катаной», то знайте: это просто оборот речи, а на самом деле ею просто кого-то зарезали.

Режущие удары в большинстве своем наносятся последней третью клинка, иногда клинок участвует до половины, но практически никогда – от рукояти. Разве что в нестандартных ситуациях вроде боя в тесном помещении, когда нет возможности вынуть меч из ножен полностью… да и тогда как такового удара не происходит, а имеет место давление лезвием, скажем, на предплечье противника.

Секущие удары, в свою очередь (да и без очереди, хе-хе), делаются частью лезвия под названием ко-синоги – “малая режущая кромка” в приблизительном переводе. Это на самом краю клинка, близко к острию. Если непонятно, где именно – найдите описание катаны и посмотрите.

Теперь – подробнее.

Кири.

Режущие удары, о которых пойдет речь, немногочисленны. Вообще, правильно воспринятая система не должна быть из большого количества элементов, иначе в такой системе можно запутаться, и, соответственно, она будет бесполезна для практического применения.

С другой стороны, правильно сохраненная система не должна быть похожей на панацею от всех бед, потому что сколько поединков – столько и техник придется продемонстрировать. Что немаловажно – создавая их с нуля и прямо сейчас.

Система, если уж совсем плотно подойти к данному вопросу, не состоит из каких-либо приемов. Она поддерживает некие принципы. Система – не набор действий, это процесс. Это формула восприятия, если хотите. Причем – маленькая подсказка любопытным – восприятия не только поединка, но и любого другого аспекта бытия. Однако об этом – в другой раз.

Итак, кири, или режущие удары. Их семь.

По направлению кири возможны двух видов: большие и малые.

Большими мы будем называть макко кири, кэса кири справа налево, йоко кири слева направо, кири агэ слева направо.

Малыми, соответственно, назовем кэса кири слева направо, йоко кири справа налево, кири агэ справа налево.

По ориентации в пространстве кири бывают вертикальные, горизонтальные и диагональные.

Должен сразу предупредить о возможных несоответствиях в терминологии. Дело в том, что любую технику можно описать очень цветисто и образно, но часто такой стиль не помогает, а мешает восприятию. Так что, хотя и мне не чужда поэтика, но термины будут просты, насколько возможно.

Макко-кири. Режущий удар сверху вниз. Замах в положение дзедан, меч слегка завален назад от вертикального положения, но не сильно (не забрасывать меч за голову), резать вниз по вертикали перед собой, причем остановка клинка наиболее логична на уровне колена, плюс-минус пара сантиметров.

Особенности: любой режущий удар – повторяю: любой, а не только макко – производится с ощущением «стягивания» рукояти (в данном случае – стягивания вниз), то есть рукоять должна пройти «точку прицеливания» раньше лезвия, и только в этом случае будет достигнут режущий эффект. По части рук: локти проходят точку прицеливания раньше кистей, кисти – раньше меча.

В данном случае ощущение должно быть таким, как будто вы из замаха собираетесь кинуть меч рукоятью вперед так, чтобы травмировать подъем стопы ошалевшему от такого поворота дел противнику.

Как тут не ошалеть – вам бы так твердой штуковиной по ноге…

Кроме того, меч должен двигаться от себя, а не к себе. Зачем? Объясняю: режущим ударом нужно не только поразить, но и оттолкнутьпротивника. Поскольку, если удар притянет его к вам, то сил умирающего вполне может хватить на последнюю в его жизни пакость.

Если уж мы говорим о работе против нескольких противников, то при несоблюдении данного правила вам уже через два успешных удара не хватит места для третьего.

С точки зрения физических законов в такой «отталкивающий» удар легче вложить максимум силы при минимуме потерь.

Да, и в конце каждого удара должно быть тэ но учи.

***

Интересная тема всплыла, однако… С позиций исторических, если вдуматься, человеку, а в прошлом, если верить Дарвину, обезьяне (это я про человека, а не про Дарвина, хм…) свойственно отталкивать. Большее количество движений бессознательных, направленных на защиту, основано на одном и том же принципе – отдалиться от источника угрозы, оттолкнуть ее от себя, или оттолкнуться самому. Данное заявление могу прокомментировать следующим образом: любой ударный стиль боевого искусства, претендующий на древность и традиционность, практикует движения «от себя».

Я, честно говоря, слабо представляю себе обратную ситуацию. Разве что схватить врага и разбить его о натренированную сотнями схваток угловатую голову. Если такое и существует – все равно заниматься таким не стоит. Головой надо думать, а не только в нее кушать…

***

Кэса кири. Удар сверху вниз по диагонали. Один из самых распространенных ударов, вдоль и поперек рассмотренный во множестве источников (немалая часть которых художественная, а отнюдь не учебная), однако…

Как ни странно, при изучении данного удара возникают сложности. Причем ниоткуда, на пустом месте. И дальше в описании удара я постараюсь упомянуть о них.

Итак, во-первых – кэса кири наносится по диагонали от плеча к противоположному бедру, рассекая по получившейся линии противника примерно на половину глубины тела. Здесь – первая трудность: почему-то многими начинающими считается, что удар должен развалить несчастного врага на две неравные половинки вместе с доспехами, одеждой и сотовым телефоном в нагрудном кармане. На мой взгляд, более логичным было бы ударить не на близкой дистанции, а на средней (как и любой другой режущий удар), чтобы успеть сориентироваться в случае неудачи. Например, если вы ударили, попали, но на середине траектории клинок увяз, наткнувшись на что-либо твердое (кровавые подробности додумывайте сами), а сзади надвигается еще один недоброжелатель, то самое простое – выдернуть меч по прямой на себя, а недорубленного противника оттолкнуть ногой, освобождая место для следующего действия. Средняя дистанция гораздо более выгодна в это случае, чем ближняя.

Во-вторых, удар этот стоит наносить с некоторым опусканием центра тяжести вниз, и только вниз. Здесь – вторая трудность: бывает, что при отработке удара сдвигаются центром вниз-назад, или же вниз-вперед. В первом случае вполне возможно не достать противника, а второй чреват ситуацией ай-учи – обоюдным убийством, поскольку дистанция становится ближе оптимальной.

В-третьих, и это относится не только к кэса кири, необходимо точно представлять – от какой и до какой точки движется меч в пространстве, и соответственно располагать плоскость клинка. Здесь – еще один камень преткновения: так как кэса кири – удар большой амплитуды, то исполняющего может занести в конце, особенно если противник ушел от удара. Законы физики никто не отменял, и меч в конце удара по воздуху обладает неслабой инерцией, остановить которую выгоднее всего, задействовав основную скелетную ось – позвоночник – в качестве опоры, и, соответственно, мышцы корпуса, работающие в основных плоскостях (главным образом, плоскости «вперед-назад»), так что расположение меча относительно корпуса должно быть строго определенным.

Кэса кири, как я уже упоминал, существует две разновидности: основной (о-кэса кири), и малый (ко-кэса кири).

О-кэса кири наносится сверху вниз справа налево из положения дзедан(меч над головой, клинком вверх, лезвием вперед и вверх, меч завален назад от вертикали примерно на 450 или больше, но не доходя до горизонтали), в конце движения правое плечо исполнителя впереди, стойка правосторонняя, положение ног достаточно широко, но не настолько, чтобы мешать двинуться с места, вес точно посередине, копчик подтянут (ощущение «поджав хвост»), ступни развернуты на угол не менее 600, но не более 900, локти развернуты, цукагасира (здесь – торец рукояти меча) напротив центра, как бы отражаясь от него, сам центр развернут влево от центральной линии на угол около 450 . Клинок направлен в ту же сторону, что и передняя ступня, плечи опущены. Острие в конце движения находится на уровне колена.

Ко-кэса кири наносится сверху вниз слева направо из положения дзедан, при этом его траектория отличается от предыдущей меньшей длиной. Положение ног близко к предыдущему, однако впереди левая нога, ступни развернуты на угол чуть больше 900, меч направлен в туже сторону, что и передняя ступня, однако положение конечной точки выше, чем в большом ударе за счет перекрестного положения рук, применительно к данному ударуострие располагается выше рукояти. Предплечья в таком положении не должны соприкасаться. Также не стоит притягивать меч к себе. Цукагасира должна быть напротив центра, как бы отражаясь от него. Положение рукояти подразумевает некоторый разворот бедер в положение где-то 450 по отношению к фронтальной плоскости.

***

Йоко кири. Данный удар наносится по горизонтальной линии. Собственно, любой – повторяю, любой из режущих ударов можно рассматривать как макко кири, переложенный на ту или иную плоскость. По направлению боковой удар можно сделать слева направо и справа налево. Соответственно о-йоко кири и ко-йоко кири.

О йоко кири удобнее всего для понимания в следующей форме: сначала меч поднимается в положение дзёдан, затем опускаем его на уровень солнечного сплетения слева от себя, клинок направлен влево-назад, лезвие смотрит влево. В таком положении меча сохранять захват рукояти в его первозданном виде трудно, да и незачем, поскольку теряется гибкость запястий, и тратится больше, чем нужно, силы. Таким образом, левое основание ладони слегка отдаляется от рукояти, сама ладонь слегка раскрывается. При ударе левая рука главенствует, но в меньшей степени.

Так же, как и в любом другом режущем ударе, здесь должно присутствовать «стягивание» рукояти в сторону удара. Рез проводится по линии живота, или ниже – до середины бедра. Почему не ниже? Потому, что еще ниже йоко кири трансформируется в хидза учи, или секущий удар в колено.

В конце движения клинок находится параллельно правой ступне, рукоять над правым коленом. Желательно не поворачивать корпус вслед за ударом, а также соблюдать принцип «оттолкнуть ударом».

***

Всплыл очередной любопытный нюанс: правильная форма исполнения. Должен сказать, что все обрисованные здесь удары суть базовые формы. То есть такое исполнение приемлемо для отработки траекторий, распределения силы, положения рук и тому подобным важностям. Однако – и мы с вами это знаем – в бою никогда не исполнить базовую форму, разве что это выйдет случайно. И удар может начаться не оттуда, и остановиться не там, и повернуть вам придется не туда, а совсем даже обратно, да и совместить при этом неправильном повороте два, казалось бы, несовместимых действия.

Соответственно, не стоит уповать на то, что выучив какой-либо базовый удар, можно выходить на бой с десятью злобными врагами. О работе по непрерывной траектории будет рассказано в соответствующей главе, а пока – еще раз прошу помнить, что все техники данной главы – базовые, то есть скорее учебные, чем боевые.

***

Ко йоко кири проводится справа налево. Как и любой из малых ударов, он короче, чем большой, рукоять останавливается близко к левому колену, но не над ним, и меч смотрит не параллельно левой ступне, а составляя с ней угол около 300. Отработка этого удара начинается из положения дзёдан. Из дзёдан меч опускается с правой стороны тела на уровень солнечного сплетения или ниже (кстати, удобно в реальной ситуации нанести ко йоко кири из положения вакигамаэ), клинок направлен назад и чуть вправо, лезвие смотрит вправо. Правая ладонь слегка раскрывается, левая главенствует в ударе больше, чем обычно, при этом следует избегать излишнего толчка правой ладонью в направлении удара. Однако толчок, а точнее, давление правой рукой все же присутствует.

Далее хотелось бы упомянуть следующие моменты:

во-первых, перемещения при отработке обоих йоко кири должны быть вбок или вбок-вперед, причем более вбок, чем вперед. Также не должен гулять вверх-вниз центр тяжести, и ступни развернуты между собой на угол от 600 до 900;

во-вторых, в конце движения вес равномерно распределен между ногами, без перекосов;

в-третьих, при исполнении ко йоко кири возможны два варианта окончания движения: без поворота центра (в этом случае движение будет наиболее коротким); и с поворотом центра в левую сторону, тогда удар будет более длинным, и меч направляется в ту же сторону, что и левая ступня. Соответственно, из этих двух вариантов следует различное продолжение.

***

Кири агэ, или «восходящий удар» Как следует из названия – удар наносится снизу вверх по диагонали, его еще называют обратным кэса кири.

О кири агэ. Удар снизу вверх слева направо, чаще всего в левое предплечье, поднятое в замахе, однако можно ударить и в грудную клетку, и в связки паховой области.

Отработать его удобнее из положения правосторонней хассо но камаэ. Хассо принимаем так: правая нога впереди, центр развернут влево на 600 от центральной линии, ступни образуют между собой все те же 600, меч слева от тела, цуба на уровне подбородка, клинок расположен вертикально или чуть завален назад, лезвие смотрит влево, при этом удерживается правой рукой, а левая чуть съезжает со своего насиженного места на рукояти, и основание левой ладони теперь находится сбоку рукояти, ладонь расслаблена. Начало движения: правая ладонь поворачивает меч лезвием назад-влево, и меч падает назад по плоскости, совпадающей с плоскостью лезвия. Такое ощущение, что вместо кири агэ вперед надо сделать кэса кири назад, не поворачиваясь. Таким образом получив разгон, меч выходит снизу вперед и вверх по диагонали, причем левая ладонь берется за рукоять и возвращает себе ведущую роль в нижней точке траектории; и заканчивается эта траектория в следующем положении: меч впереди справа вверху, острие смотрит вверх и вперед, лезвие направлено вверх и вправо (соответственно плоскости удара), плечи по возможности опущены, предплечья не соприкасаются. Бедра скручены в сторону удара, центр смотрит вперед. Перемещения при базовой отработке главным образом привязаны к передней ступне, она скользит в сторону удара, т.е. вперед-вправо в данном случае. На мой взгляд, самое удобное взаимное положение стоп здесь аналогично правосторонней стойке санчин из каратэ, только расстояние между ногами должно быть больше, и центр расположен ближе к передней ноге.

Ко кири агэ. Удар снизу вверх справа налево. Основные правила сходны ско йоко кири. Особенности исполнения следующие:

– в данном ударе, в отличие от о кири агэ, рукоять в конце движения находится выше клинка, сам удар короче за счет неудобного положения рук;

– не стоит в конце удара приближать или удалять меч от себя сверх меры – это ведь не последнее движение в бою;

– правая рука больше, чем в о кири агэ, участвует в ударе.

***

Несмотря на внешние различия, существует ряд моментов, общих для всех семи ударов.

Во-первых, приложение силы всегда больше к левой руке, нежели к правой.

Во-вторых, в той или иной степени, но в каждом ударе присутствует ощущение «ударить, оттолкнув».

В-третьих, в каждом ударе присутствует ощущение «стягивания рукояти», т.е. рукоять проходит ударную точку раньше лезвия.

По сути дела, правильно поняв один удар, а именно макко кири, можно при должном старании найти его в каждом из шести оставшихся, обратив таким образом разрозненные действия в единую систему двигательных стереотипов.

Секущие удары, или учи.

Данная категория достаточно расплывчата и многочисленна. Секущий удар делается с меньшими затратами силы, на дистанции скорее дальней, чем средней или ближней, и повреждения от этого удара имеют другой, нежели от режущего, характер.

Кроме того, зачастую секущий удар быстрее режущего.

Теперь подробнее.

Прежде всего, в секущем ударе задействуется меньшая по размеру область лезвия. Если режущий удар наносится чуть ли не половиной общей длины лезвия (или, что чаще, последней третью оного), то секущий делается областью, близкой к ко-синоги и самим ко-синоги.

Из этого следует смещение акцентов внимания с силы на быстроту. Сильно ударить этой частью клинка сложно, поскольку в ударе участвует слишком далекий от рукояти участок, и мечник, получается, держится за меньшее плечо рычага из двух.

Повреждения при секущем ударе получаются неглубокими. Скорее это порезы, чем разваленные надвое участки тела или отрубленные конечности, соответственно применять такой удар (или несколько) стоит в качестве сопутствующего режущему удару. Можно, конечно, построить весь бой на одних только секущих ударах, но это далеко не всегда реально, поскольку меч – штука увесистая, и вряд ли можно долго работать на быстрых, постоянно меняющихся по направлению и силе движениях.

Разве что у вас стальные манипуляторы вместо рук… или лазерный меч вместо катаны. Если так – можете дальше не читать. Джедаев просят не беспокоиться. J

Расплывчатость данной категории ударов обусловлена тем, что секущий удар можно (и нужно) наносить практически из любого подвернувшегося положения. Так что вместо определенных техник стоит описать общие направления отработки. А конкретные удары лучше всего оставить на индивидуальность восприятия каждого практикующего. Это, кстати, вырабатывает специфический почерк фехтовальщика, его индивидуальную манеру ведения поединка, которую не подделать.

Направление первое. Как наносить секущий удар.

Собственно, его можно нанести двумя способами: одной рукой и двумя руками. В случае двуручного захвата чаще всего используется техника близкого по направлению и ощущению режущего удара (например, из кири агэорганично вырастает агэ учи), соответственно перестроенная в соответствии с целями, преследуемыми исполнителем.

В случае захвата одной рукой желательно ощущать меч продолжением указательного пальца, причем сам палец ни в коем случае нельзя вытягивать вдоль рукояти. Повторю: захват рукояти остается неизменным, основание ладони сверху рукояти на центральной ее линии и так далее. Кроме того, не стоит допускать при ударах одной рукой изгибания запястья, так как теряется контроль за оружием. По сути, запястье изгибается только по одной причине – не хватает силы. Это лечится большим количеством субури, держа меч в одной руке. Удобный способ отработки ударов одной рукой – без меча пройти все траектории, используя в качестве ударной поверхности «молот» кулака, при этом кулак должен останавливаться не перед целью, не на цели, а далеко за целью, если следовать правильной траектории удара.

Направление второе. Куда наносить секущий удар.

Прежде всего целью служат руки и ноги. Как правило, секущего удара хватает на глубокий порез, повреждение сухожилий и кровеносных сосудов. Недаром в старых школах были популярными подрезки запястий и коленных сгибов. По сути, правильно нанесенный секущий удар опаснее режущего. Надо просто после такого удара (или нескольких) некоторое время не подпускать противника к себе, подождав, пока он не изойдет кровью.

Жестоко, конечно. Но только со стороны. И тем, кто не знает, что такое, когда тебя по-настоящему хотят убить.

Далее. На мой взгляд, удобно нанести секущий удар просто в открывшееся место, не заботясь о том, правильно туда бить или нет. Это будет правомерно в том случае, если данный удар есть одно действие из серии, и таким образом достигается высокая плотность атаки.

Если речь идет об ударе одной рукой – при извлечении клинка из ножен (то самое действие, которое называется нукиучи), то целями служат помимо конечностей горло, висок или лицо – в зависимости от ситуации.

Тычковые удары или цуки.

Самый короткий и поэтому самый опасный из ударов в арсенале мечника – тычковый удар. Нанести его можно в паузе между режущими, использовав как отправную точку для смены плоскости удара; кроме того, очень хорошо идет тычковый удар под замах противника, когда означенный противник только и успевает, что замахнуться. Ударить он при правильно выполненномцуки не успеет. «Правильно» в данном случае означает «вовремя».

Цуки наносят обычно в солнечное сплетение, очень популярен цуки в горло, хорош цуки в подмышку поднятой для удара руки, бывает цуки в низ живота, изредка встречается цуки в лицо. И еще я слышал о цуки сзади под колено, но мне кажется, что это сказки.

По части удара рукоятью – он исполняется чаще всего двумя руками, при этом левая рука удерживает вместе меч и ножны (четыре пальца вместе – на ножнах, большой прижимает цубу), а правая лежит на рукояти точно так же, как и в начале обычного извлечения. Удар в этом случае делается с вытягиванием меча вместе с ножнами из-за пояса. Традиционно места приложения данного удара – лицо, подбородок, горло, солнечное сплетение, ребра справа и слева. Удар явно рассчитан на повседневную одежду, а не доспехи. Кроме того, этот удар явно вспомогательный – после него обязательно следует извлечение меча из ножен, и… в общем, понимаете.

Еще один удар рукоятью, хотя и не относится к прямым тычковым ударам, но все равно заслуживает рассмотрения: при том же, что и в предыдущем случае, положении рук, меч за поясом вместе с ножнами поворачиваем лезвием влево, вытягиваем меч также, как при ударе рукоятью в лицо, но бьем боковой стороной рукояти по предплечью правой руки противника, в тот момент, когда он – противник – пытается извлечь свой меч из ножен. Удар так же, как и предыдущий, является вспомогательным.

4. Откуда наносить удар, или какая ж это упрямая штука – меч…

Зачастую успех удара зависит от своевременности его нанесения. А это, в свою очередь, тянет за собой необходимость в четком представлении о замахе, точнее, о его крайнем положении, как об отправной точке траектории удара.

В процессе отработки любого удара обязательно использовать большой замах. Так лучше всего прочувствовать и вовремя устранить ошибки, неизбежно возникающие при шлифовке техник. Довольно часто возникает ситуация, когда без использования большого замаха теряется смысл удара, а искусство может быть неправильно воспринято в качестве набора безжизненных форм. Поскольку силы на удар в данном случае тратятся небольшие, и это происходит только от незнания предмета.

Большой замах хорош в базовой отработке любого из режущих ударов, как основных составляющих техники. Однако, чем длиннее траектория удара, тем больше шансов противнику его распознать и использовать в своих целях, да и просто уклониться. Соответственно, реалии поединка требуют укоротить траекторию удара для увеличения эффективности тактики. Однако здесь нужно помнить – режущий удар должен быть сильным. И сила эта не должна потеряться при адаптации базовой формы удара к реальным условиям.

***

Должен сразу предупредить: боевое искусство не должно содержать в себе ни капли надуманности, иначе оно будет неэффективным.

***

Итак, продолжим. То, что бой должен быть как можно короче, не возьмется отрицать ни один здравомыслящий человек, даже если он далек от воинских искусств. Перед бойцом встает совершенно определенная задача: сохранить силу большого удара, превратив его в малый.

Не в секущий!

Удар должен остаться режущим, сохранить все свои разрушительные свойства, но занимать при этом наименьшее место и время. Сделать это можно, либо закачав до невообразимости плечевой пояс, так чтобы удар одной рукой был по силе равен двуручному удару обычного человека… либо научившись вкладывать в удары пресловутый центр.

Однако лучше будет совместить эти два подхода, поскольку центр привязан к мечу именно посредством рук. Ваших сильных, гибких, подготовленных рук.

Центр и меч, соединенные гибкой связью плечевого пояса с опорой на ось позвоночника, представляют собой систему, способную сохранять кинетическую энергию последнего, рабочего звена достаточно долгое время почти без изменения, подпитывая ее короткими импульсами – поворотами бедер. Здесь и находится основной узел преобразования энергии, и насколько долго воин может продержаться, зависит от его выносливости.

А еще от хладнокровия.

Исходя из данной модели, можно вывести своеобразный рисунок, манеру перемещений и боя в целом. А рисунок боя должен отвечать одному важному качеству: непрерывность.

Непрерывная траектория позволяет более эффективно, чем в продольно-поступательной модели, использовать запас движения конечностей, не затрачивая половину всей траектории на возвращение рук в положение замаха. Кроме того, непрерывность позволяет вести себя практически непредсказуемо, и «скорострельность» техник будет достаточно высокой для выполнения поставленных тактических задач. Именно об этой непрерывности и должно упоминаться любым уважающим себя мастером айкидо.

Где эти уважающие себя, вот вопрос…

Непрерывная траектория дает еще и неоспоримые преимущества при работе одного против многих, позволяя не драться со всеми, а просто-напросто атаковать одного за другим, «оседлав волну» движения и стихийным образом просчитывая следующий удар. При правильно освоенной технике и устойчивом ощущении «ментального скольжения» – по-другому не назвать – противники будут не столько попадать в вас, сколько – ау, айкидзины, где вы? –  мешать друг другу.

Теперь возник вопрос. Как ее построить, эту самую непрерывную траекторию?

Сразу оговорюсь: без хорошего владения основными ударами – никак.

К изучению непрерывного течения можно подойти, только изучив отдельные удары как составные части общего процесса. Здесь следует узнавать следующие условности:

– во-первых, при отработке каждого удара в отдельности с полным замахом этот самый полный замах избыточен по сравнению с боевым применением. При использовании непрерывной траектории, таким образом, замах получается меньше, а недостаток силы удара компенсируется перемещениями в сторону удара, или же поворотом бедер в случае горизонтального удара, или совмещением данных факторов;

– во-вторых, при отработке общей линии движения следует помнить, что конечная точка одного удара должна быть начальной точкой другого. Так получается не тратить время на переходы между отдельными ударами и не прореживать свою собственную атаку. Это влияет на правила отработки каждого из ударов в отдельности, а именно требуется, чтобы каждый удар в каждом повторении начинался и заканчивался в одних и тех же точках. Такие точки можно с полным правом назвать узловыми, поскольку из каждой точки можно вырастить целый куст разнообразных техник, состыковав их в практически произвольном порядке;

– в третьих, следует помнить, что меч движется не в пустоте, а встречая разнообразные препоны, которые обладают различной степенью податливости. Таким образом, нужно учитывать возможное изменение траектории при столкновении, и строить дальнейшие действия, не теряя общей линии.

– в четвертых, при построении траекторий наиболее выигрышным вариантом действия, на мой взгляд, будет стыковка движений, по-разному ориентированных в пространстве, например, о кири агэ – ко йоко кири – небольшой промежуточный замах – ко кэса кири. Должен сказать, что такие связки требуют изрядной гибкости в запястьях, умения расслаблять их, а также навыка управлять инерцией клинка.

5. Танрэн, или снарядная работа

Итак, прежде всего – зачем это надо?

При любой отработке любого удара сначала его отрабатывают медленно, со смыслом и полной концентрацией в конечных точках. После – пробуют траекторию удара на правильность работы мышц, на сообразность, так сказать, но…

Но большинство работы проводится по воздуху. А это влечет за собой уход от реальности. Нельзя сказать, что такая работа не нужна. Наоборот, очень даже нужна – если вы не умеете работать по воздуху, то начнутся сложности с остановкой меча после невольного промаха.

Однако останавливаться на этом нельзя.

Для того, чтобы удар был эффективен, надо учиться бить по реальной цели.

Расслабьтесь, никто не просит вас брать катану и выходить в сумерках на большую дорогу – тренироваться на прохожих. Все гораздо проще. Все основные режущие удары отрабатываются на несложных приспособлениях вроде автопокрышек.

Не катаной, а боккэном, кстати.

Еще один, несложный, но полезный тренажер – обычный деревянный столб, надежно вкопанный в землю, или укрепленный на тяжелой прочной подставке. По такому столбику особенно хорошо отрабатывать горизонтальные удары, а также тычковые удары рукоятью и острием. Для большего удобства отработки кэса кири лучше обмотать этот столб не особенно толстой веревкой, тогда меч не будет скользить при контакте, и контролировать правильность техники будет легче.

Для тренировки вертикального удара такой столб не подойдет, так что придется укреплять на каком-либо постаменте, подставке, или просто вкопать большую упругую покрышку. Высота – на уровне пояса.

Общее правило для любого удара в танрэн: меч не должен отскакивать от цели. Наоборот, он должен «прилипать» к ней, это необходимо для создания реального ощущения разрезающего усилия. Далее, необходимо отработать отдельно следующий момент: медленно наносим, скажем, горизонтальный удар по столбу и далее, продолжая воображаемую линию удара, прижимаем меч к столбу как можно сильнее, не теряя правильности захвата рукояти. Плечи ни в коем случае не поднимать, корпус не наклонять и так далее, т.е. правильность исполнения техники – во главе угла.

После этого нужно совместить удар с надавливанием, и при этом стараться не разделять усилия, ситуации вроде «это я бью, а это – давлю» – не должны возникать.

При отработке ударов по твердой цели сразу вылезают все ошибки, которые не были видны при работе в воздух, вроде положения оснований ладоней не совсем на одной прямой, или же выпрямленных где не надо локтей и поднятых плеч. А уж что творится с положением ног и равновесием, не стоит и говорить в приличном обществе. Кстати, именно от снарядной работы появляются специфические мозоли на руках – организм защищается от разрушающих кожу воздействий, как может. Правда, по прошествии времени размер этих страшненьких копыт (а страшненькими они вполне могут быть, я встречал нескольких монстров, у которых на основании левой ладони были такие мозоли, которых у меня лично не было даже на пятке) уменьшается до приемлемого уровня, поскольку пальцы становятся достаточно сильными для плотного удержания рукояти, и она попросту перестает ерзать в чуткой и гибкой руке.

Повторю еще раз, для любителей гротеска:

Рука настоящего мечника – это именно рука, а не клешня. Остальное – от лукавого. Недаром иногда фехтовальщиков называют «мягкорукими»…

Ну, а дальше о танрэн рассказывать нечего. Дальше его надо просто делать. Каждый день. По многу раз.

6. Тамэсигири, или проба пера… то есть меча

Разделение клинком предметов различной плотности есть один из вернейших способов проверить правильность любого из ударов. Данная практика необходима и обязательна для того, чтобы знать, соответствует ли реальности та или иная техника.

Однако, ввиду того, что эта практика предполагает использование стального клинка, начинать ее стоит только после долгих и упорных занятий боккэном. Долгих и упорных – это значит не менее пяти-семи лет.

И этого времени чаще всего также не хватает. На мой взгляд, браться за стальной меч можно, только изучив все без исключения аспекты техник на примере деревянного меча, и ни секундой раньше. Естественно, для настоящего мастера нет слова «достаточно», применительно к своему собственному уровню владения предметом, но все же есть некий необходимый минимум, после которого вполне можно браться за катану, не опасаясь порезаться самому, поцарапать окружающих, или сломать сам меч.

Тамэсигири интересно в двух проявлениях: во-первых, это проверка мастерства мечника; во-вторых, это проверка качества меча. Как правило, меч проверяют после изготовления, есть специальная должность, именуемая «мастер тамэсигири», и задача этого мастера заключена именно в проверке качества клинка путем разрубания всевозможных циновок, деревянных брусьев, или пуще того, шлемов. Найти подходящий для работы меч сейчас достаточно несложно – были бы деньги, так что представим, что этот самый подходящий меч уже есть, уже возлежит на специальной подставке, всем своим видом – от рукояти до кончика ножен – выражая благородство и воинский дух.

А вот качество переходного звена от рукояти до поверхности пола (это я о вас, господа фехтовальщики, о вас…)  будем проверять отдельно и основательно.

***

Значение тамэсигири как не подлежащего исключению аспекта искусства меча настолько велико, насколько высоки требования данного конкретного мечника к реальности своей боевой техники. Чтобы не оторваться от реальности, надо точно знать, что можно сделать с противником при помощи того или иного действия. И в этом нет никакой кровожадности, всего лишь реальность. А как вы хотели – изучать боевое искусство и не применять его в бою, боясь забрызгаться? От такой точки зрения и происходят все беды горе-адептов «восточных единоборств», которые занимаются только «для тренировки духа», «воспитания личности», «взращивания духа ненасилия» и др. и пр. Слыша такие, с позволения сказать, заявления, хочется спросить: а не лучше ли заняться, например, бегом по пересеченной местности? Тоже очень развивающая вещь, и физически, и волю к победе… а насилия там вообще нет, если не считать насилием наступание на несчастных муравьев или гусениц, подвернувшихся под ноги. И от противника убегать лучше получится, и время даром не пройдет.

Так вот: искусство меча прежде всего связано с изучением методов убийства посредством меча. Не заблуждайтесь, господа фехтовальщики, без осознания этого простого и страшного факта у вас ничего и никогда не получится, в лучшем случае вы будете заниматься не воинским искусством, а экзотическим видом фитнесса. Более того, без осознания данного факта вы не сможете не только противостоять кому-либо, но и – что гораздо важнее – отличать ситуации, в которых нужно это делать. То есть реагировать адекватно.

Парадокс, но если в изучении любого боевого искусства изначально стремиться к «тренировке духа», то шансы успеха этой тренировки уменьшаются катастрофически. Получается, что «за шумом волн не слышно шума волн», и вместо духа тренируется чувство собственной важности, прямо переходящее в снобизм. Сами посудите, придет такой искатель высокого духа в какую-нибудь воинскую школу, и на первой же тренировке на предложение ему, скажем, отжаться от пола заявит: «я пришел сюда не качаться, а дух тренировать»… Вот вам смешно, а у меня такое однажды произошло. Причем говоривший это настолько был уверен в своей непогрешимости, что мне даже смеяться не хотелось. Предложение отжаться воспринялось как самое настоящее унижение, а унижаться-то никому неохота. А, как доказано классиками, чем ничтожнее личность, тем больше чувство собственной важности, и, как следствие, тем больше жалости к себе таковая личность проявляет.

Признать себя несовершенным, и приложить все усилия к тому, чтобы стать лучше – вот настоящая тренировка духа, вот его настоящее величие. Гибкость – вот настоящая заслуга воина.

***

Однако мы отвлеклись. Возвращаясь к теме пробы меча, могу сказать, что ничего сложного – технически – в этом аспекте нет. При условии, что ваша техника отточена многократными повторениями одних и тех же действий.

Одни и те же режущие удары. Которых семь.

Одни и те же принципы перемещений ног.

Один и тот же способ правильно дышать и перемещать центр тяжести.

Рубить можно одну цель один раз, одну цель несколько раз, несколько целей, расположенных в разных местах вокруг исполнителя, причем в последнем варианте важно учитывать непрерывность траектории, так чтобы ни один удар не был отдельно от другого. Можно рубить цель, установленную на подставке-столбе, на различной высоте; или цель, подвешенную на веревке, причем ее еще можно раскачать.

Начинать, на мой взгляд, лучше с йоко кири. После – кэса кири, потом макко кири, и уж потом – кири агэ. Последний удар самый сложный для правильного исполнения.

Теперь – о целях. О том, что можно рубить.

В оригинале это свернутые и смоченные водой маты из рисовой соломы. В наших условиях такую экзотику не достать, а если и достать, то только для того, чтобы использовать по прямому назначению. То есть лежать на них, а ни в коем случае не рубить. Так что придется приспособиться.

Самая простая цель для тамэсигири – пластиковые бутылки из-под минеральной воды. Делаем так: наполняем бутылку водой, укрепляем, рубим. Это, кстати сказать, самая легкая для поражения цель, и с нее лучше всего начинать. После освоения правильного разреза данной цели можно усложнить – ставить бутылку, а не укреплять ее. Дальнейшее усложнение – поставить несколько (две-три-четыре) бутылки рядом, и сносить их одним ударом, по мере продвижения в мастерстве увеличивая расстояние между ними.

Еще одна опробованная разновидность цели – толстая газета. Делаем так: берем газету листов на семьдесят, туго сворачиваем ее даже не в трубку, а в валик, завязываем с двух концов, замачиваем в воде десять минут или около того. Получившийся аналог традиционной циновки используем по назначению, то есть рубим. Правила те же, что и в случае пластиковой бутылки, однако эта цель гораздо труднее, поэтому стоит продвигаться очень осторожно в ее освоении. Меч-то у вас только один.

И, наконец, я должен напомнить, что после каждого тамэсигири необходимо ухаживать за мечом, чем тщательнее, тем лучше.

7. Заключение

… В одной из традиционных школ меча, а именно Дзигэн рю, использовался очень простой способ подготовки учеников. Нужно всего лишь три года подряд нанести по деревянному столбу боккэном справа и слева одиннадцать тысяч ударов в день. После этого ученик считается более-менее готовым к настоящему серьезному изучению техник школы. Что и говорить, такое неимоверное подвижничество для современной жизни практически невозможно. Слишком много обязанностей и свобод у современного человека. Однако и возможностей у нас с вами гораздо больше, чем в старые времена. Эти возможности грех не использовать. Кроме того, информационный прессинг современного образа жизни привел к развитию умственных способностей человека, несмотря на множество своеобразных наркотиков, заполонивших средства массовой информации. Способности к компиляции и обобщению разрозненных данных сейчас гораздо выше, чем у воинов прошлых столетий. Это, в совокупности с грандиозными возможностями современных компьютерных сетей и прочих средств распространения информации, позволяет выйти на качественно новый уровень осознания воинских искусств. Тупое  самоограничение не может быть идеалом, воинская школа не должна скрывать свои знания от других школ. Наоборот, гораздо большую пользу принесет именно сотрудничество и обмен информацией с другими практиками данной области знаний. Именно так можно добиться результата, за который не будет стыдно при взгляде на воинов прошлого.

Заканчивая эту небольшую книгу, я должен сказать вам, господа фехтовальщики:

Будьте мудры настолько, чтобы не гордиться своей мудростью; будьте сильны настолько, чтобы не надо было доказывать свою силу; будьте искренни настолько, чтобы не делать знамени из своей искренности. Это и есть величие духа.

Вот, собственно и все.

Хотя…

Ю. Быков

Кэн-дзюцу (кендзюцу)

Кэн-дзюцу (кендзюцу) – искусство фехтования японским мечом (катана)

В отличие от иай-дзюцу, включает приемы боя мечом, извлеченным из ножен, и разделяется на тати-дзюцу – фехтование длинным мечом, кодати-дзюцу – фехтование коротким мечом и рёто-дзюцу – фехтование двумя мечами.

Кэн-дзюцу (искусство фехтования мечом)

Мечи применялись японцами уже в эпоху Яёй, но истоки фехтования изогнутым мечом классического типа синоги-дзукури восходят ко 2-й пол. эпохи Хэйан. К концу XII в. уже были канонизированы некоторые приемы фехтования для пешего и конного воинов, но по значимости в боевой подготовке самураев КЭНДЗЮЦУ уступало искусству стрельбы из лука с коня. В эпоху междоусобных войн Намбоку-тё мечи, благодаря улучшению их качества, появлению более легких и удобных доспехов и снижению роли конных лучников, становятся основным оружием самураев, начинается быстрое развитие КЭНДЗЮЦУ.

Касима-но Синдэн рю.

Школа Касима-но Синдэн, по легенде, была создана Кунинацу-но Мабито, потомком одного из важнейших божеств синтоизма Амэ-но коянэ-но микото. По традиционной хронологии, произошло это при императоре Нинтоку (правил в 313 – 399 гг.). В то время Кунинацу-но Мабито воздвиг синтоистский алтарь на холме Такама-га хара в Касима и предавался молениям божеству Такэми-кадзути-но микото, которое, якобы, поделилось с ним своими знаниями в области фехтования. В результате появилась система боя мечом, которую сам Кунинацу-но Мабито назвал “Симмё-кэн” – “Чудесный меч”.

Позже эта система разделилась на древнейшую школу Касима (Касима Дзёко-рю) и школу Касима средней древности (Касима Тюко-рю).Практиковали их четыре жреческих рода из Касима-дзингу: Мацумото, Ёсикава, Огано и Нукага.

Наследие Касима отлилось трудами Цукахара Бокудэна в звонкую монету отчетливой школы позже, в XVI веке, получив имя Касима Синто-рю. Несмотря на кажущуюся молодость, её истинные корни глубоки, а боевая эффективность по понятным причинам значительно превышает эффективностью многих школ.

Во 2-й пол. XIV – XV вв. возникают 4 великих школы КЭНДЗЮЦУ, давшие начало большинству позднейших школ:

  • Нэн-рю (основана дзэнским монахом Дзион, включала также дзюдзюцу и содзюцу),
  • Катори Синто-рю (основана Иидзаса Тёисай Иэнао, включала также иайдзюцу, бодзюцу, нагинатадзюцу, дзюдзюцу, содзюцу, сюрикэндзюцу, ниндзюцу и др.),
  • Тюдзё-рю (основана Тюдзё Нагахидэ),
  • Кагэ-рю (основана Айсу Икосай Хисаси, включала также содзюцу и ниндзюцу).

Обучение в ранних школах КЭНДЗЮЦУ было нацелено на подготовку фехтовальщика, способного противостоять противнику, использующему другие виды оружия. Поэтому кроме КЭНДЗЮЦУ их последователи изучали приемы боя алебардой, копьем, длинным шестом и т.д., приемы борьбы без оружия. Техника КЭНДЗЮЦУ была рассчитана на ведение боя с противником, облаченным в доспехи, и учитывала их изъяны.

Удары наносились в <щели> доспехов, основными мишенями были шея, небольшая зона туловища в месте соединения нагрудника и подола-кусадзури, запястья и локтевые сгибы с внутренней стороны, внутренние стороны бедер и щиколотки. Для предотвращения поломки меча, меч не подставлялся под удары меча противника, вместо этого использовались разнообразные подрезки рук и разрезы живота и различные способы маневрирования, позволяющие уклоняться от атак противника. Основным методом совершенствования мастерства были ката – парные комплексы, с фиксированными ролями участников и порядком их движений, исполняемые с деревянными мечами бокуто. Длинные начальные ката позволяли развить выносливость и поставить дыхание, короткие комплексы более высокой ступени учили заканчивать бой одним-двумя ударами. Уровень подготовленности проверялся в соревновательных поединках, в которых удары реально не наносились, а останавливались в нескольких см от мишени, и дуэлях с использованием боевого оружия. Технически школы сильно отличались друг от друга, одни проповедовали агрессивный наступательный стиль, другие – выжидательную тактику.

В XVI в. появилась целая плеяда выдающихся мастеров КЭНДЗЮЦУ. Самыми знаменитыми из них стали

  • Цукахара Бокудэн (1490-1571), развивший традицию фехтования, связанную со святилищами Катори и Касима, и разработавший школуКасима Синто-рю, и
  • Камиидзуми Хидэцуна (1508-1578; по другим данным 1520-1577), на базе Катори синто-рю и Кагэ-рю создавший Синкагэ-рю. Последний ввел в широкое обращение фукуро-синай – учебный меч, изготовленный из полос бамбука, обернутых кожей, что позволило практиковать учебные поединки с реальным нанесением ударов и в дальнейшем открыло возможность для развития КЭНДЗЮЦУ как вида спорта.

В 1-й пол. XVII в. наиболее влиятельными школами КЭНДЗЮЦУ былиЯгю Синкагэ-рю, Итто-рю и Нитэн Ити-рю.

Ягю Синкагэ-рю, основанная Ягю Сэкисюсай Мунэёси (1527-1606), помимо КЭНДЗЮЦУ включала также нагинатадзюцу, дзюдзюцу, сюрикэндзюцу и др. В 1594 г. сын Мунэёси Ягю Мунэнори (1571-1646) стал инструктором по КЭНДЗЮЦУ Токугава Хидэтада, будущего 2-го сё:гуна династии Токугава. Он усовершенствовал технику школы и под влиянием дзэнского наставника Такуан, который адресовал ему свой известный трактат <Фудоти симмё року>, разработал теорию совершенствования мастерства, основанную на принципе кэндзэн итти – единства фехтования и Дзэн, которую изложил в наставлении <Хэйхо кадэн сё>.

Основателем школы Итто:-рю: считается Ито: Итто:сай Кагэхиса (1560?-1653?). Он считал, что все технические секреты фехтования заключены в одном-единственном приеме – ударе мечом сверху вниз, который является истоком всех остальных бесчисленных приемов КЭНДЗЮЦУ Его ученик Оно Тадааки был наставником по КЭНДЗЮЦУ сёгунов Токугава Хидэтада и Токугава Иэмицу и тоже испытал сильное влияние Такуан, который адресовал ему свое сочинение <Тайаки>.

Нитэн ити-рю: была основана Миямото Мусаси (1584-1645), который считается величайшим фехтовальщиком в истории Японии. Мусаси делал упор на фехтование двумя мечами – длинным и коротким – одновременно. Это гарантировало бойцу преимущество в бою, но, главное, формировало навык манипуляций мечом одной рукой, необходимый в конной схватке. Свои взгляды на сущность КЭНДЗЮЦУ Мусаси изложил в знаменитом трактате <Горин-но сё>. Особое место среди школ этого периода занимала основанная Харигая Сэкиун Мудзюсинкэн-рю:, в которой КЭНДЗЮЦУ рассматривалось как вид дзэнского тренинга.

С середины эпохи Токугава КЭНДЗЮЦУ начинает утрачивать свое практическое значение. Влиятельные школы этого периода Синто: мунэн-рю (основана Фукаи Хэйуэмон Кахэй) и Сингё:то:-рю: (основана Иба Дзэсуйкэн Хидэаки) делали упор на психологической закалке и достижении состояния муга – <Не-Я> или мунэн – <безмыслия>.

Основатель Дзики синкагэ-рю Ямада Хэйдзаэмон Ко:току разработал защитное снаряжение для проведения учебных поединков с применением бамбуковых мечей, которое затем было усовершенствовано и перенято большинством других школ КЭНДЗЮЦУ Благодаря этому широчайшее распространение получили соревнования в поединках на бамбуковых мечах в защитном снаряжении, открывшие дорогу перерождения КЭНДЗЮЦУ из вида рукопашного боя в популярный вид спорта. Из новых школ только Дзицуё-рю (основана Хираяма Кодзо) подчеркивала боевую ценность КЭНДЗЮЦУ.

В конце эпохи Токугава наиболее популярными школами КЭНДЗЮЦУ продолжали оставаться Дзикисинкагэ-рю: и Синто: мунэн-рю:, к которым прибавилась Наканиси-ха Итто:-рю:, основанная Наканиси Ситэй и широко практиковавшая соревновательные поединки с использованием бамбуковых мечей и защитного снаряжения.

После реставрации Мэйдзи популярность КЭНДЗЮЦУ резко снизилась, многие школы были утрачены. Для сохранения КЭНДЗЮЦУ и получения средств к существованию группа мастеров во главе с Сакакибара Кэнкити из Дзикисинкагэ-рю начала организовывать публичные демонстрации схваток на бамбуковых мечах, ката, разрубания различных предметов и т.д. Это помогло возродить интерес к традиционному фехтованию, привлечь в залы КЭНДЗЮЦУ многочисленных поклонников. В 1876 г. КЭНДЗЮЦУ было признано видом физической культуры, пригодным для морально-этического воспитания японской нации в духе доктрины кокутай.

Обучение КЭНДЗЮЦУ было введено в полиции. Большую роль в возрождении КЭНДЗЮЦУ сыграла Ассоциация воинской добродетели (Бутокукай), созданная в 1894 г. В 1910 г. КЭНДЗЮЦУ стало одним из обязательных элементов программы физического воспитания в школах, а в 1912 г. специальный комитет из крупнейших мастеров разработал Ката приемов кэндо (Путь меча) Великой Японской империи, в которое были включены наиболее типичные приемы фехтования, положив начало японскому национальному виду спорта кэндо. В настоящее время кэндо в Японии занимаются около 2 млн. чел., сохраняется и ряд старинных школ КЭНДЗЮЦУ: Катори синто-рю, Касима Синто-рю, Синкагэ-рю, Итто-рю и др.

История самураев и кендзюцу

В начале Х века в отдаленном от политического центра Киото районе Канте (окрестности современного Токио) начали появляться отряды вооруженных всадников, известные как цувамоно, моно-но-фу или самураи.Изначально эти воинственно настроенные отряды состояли из членов собственной семьи военного вождя, так что воины и крестьяне составляли единую группу. Однако к XI веку в отряды начали принимать людей со стороны, что привело к возникновению системы “господин-вассал”, в которой вассалы были известны как иэ-но-ко или родо. Двумя такими вооруженными группами были кланы Гэндзи и Хэйкэ.

История Кендзюцу

Первоначально специалисты, владевшие искусством ведения боя с оружием, моно-но-фу, довольно рано разработали неписаный моральный кодекс, делавший основной упор на такие добродетели, как преданность, отвага и честь. На поле боя отвага моно-но-фу не знала границ; сидя верхом на коне, он натягивал свой крепкий лук и всегда был готов лицом к лицу встретиться с врагом. Он ненавидел трусливые поступки, он никогда не поворачивался спиной к врагу и не бежал, он не сбивал с ног лошадь, чтобы убить всадника. Моно-но-фу проявлял уважение и внимание к женщинам. И скорее предпочел бы умереть, чем снести оскорбление.

В конечном счете в 1185 году клан Хэйкэ, или Тайра, потерпел поражение, вслед за чем военный вождь победившего клана Гэндзи, или Минамото, организовал новое, исключительно военное правительство – Сёгунат. Начиная с этого периода, самураи стали играть главенствующую роль, а то, что первоначально было воинскими навыками моно-но-фу, развилось в нечто гораздо большее, чем просто набор боевых техник. Оно объединило в себе строгий моральный кодекс поведения и определенный склад ума. В результате возник Путь Самурая, а средневековый период предоставил обширные возможности для его дальнейшего развития и совершенствования. Период Сёгуната Муромати (1336-1573) со своими практически не прекращавшимися войнами был особенно бурным периодом японской истории.

До XV века уже были известны 4 великих школы КЕНДЗЮЦУ, давшие начало большинству позднейших школ:

1. Касима-но Синдэн (по легенде, была создана Кунинацу-но Мабито, потомком одного из важнейших божеств синтоизма Амэ-но коянэ-но микото. По традиционной хронологии, произошло это при императоре Нинтоку (правил в 313 – 399 гг.)

  • Позже эта система разделилась на древнейшую школу Касима (Касима Дзёко-рю) и школу Касима средней древности (Касима Тюко-рю). Практиковали их четыре жреческих рода из Касима-дзингу: Мацумото, Ёсикава, Огано и Нукага. Наследие Касима отлилось трудами Цукахара Бокудэна в звонкую монету отчетливой школы позже, в XVI веке, получив имя Касима Синто-рю. Несмотря на кажущуюся молодость, её истинные корни глубоки, а боевая эффективность по понятным причинам значительно превышает эффективностью многих школ.
  • Бокудэн, ученик Катори и Касима Син-рю, передал некоторую свою технику роду Айзу [техника Такэда айки-кен – на его основе]. Бокудэна часто приглашали на “бой богатырей” между армиями, который решал спор о победе и предотвращал битву. И ни один из многих десятков поединков он не проиграл.

2. Нэн-рю (основана в 1368 дзэнским монахом Дзион, включала также дзюдзюцу и содзюцу),

3. Тюдзё-рю (основана Тюдзё Нагахидэ),

Период Воюющих Государств (1467-1568)

За войной Онин (1467-1477), начавшейся в результате спора о преемственности власти сёгуна и приведшей к практически полному разрушению Киото, столицы страны, последовало целое столетие боевых действий, известное как “Период Воюющих Государств”. Сражения, бушевавшие на протяжении этого периода, представляли собой главным образом междоусобные конфликты между различными группами вассалов, использовавших такие виды оружия, как копья, луки, мушкеты и т. д. Однако, хотя это были и групповые сражения, когда дело доходило до ближнего боя, победа или поражение определялись боевой техникой отдельного человека. Чтобы не дать врагу одолеть себя, командующим приходилось изучать различные воинские искусства.

На протяжении этой эпохи возникло три школы фехтования:

1. Школа Тэнсин сёдэн синто рю (основатель Иидза Тёисай).

2. Школа Айсу кагэ рю (основатель Айсу Икосай) В число учеников входили: Камиидзуми Исэ-но-ками Хидэцуна, Ягю Сэкисюсай Марумэ Курандо.

3. Школа Итто рю (основатель Тюдзё Хёго-но-ками Нагахидэ) В число учеников входили: Ито Иттосай.

Хотя существовало бесчисленное множество других мастеров фехтования, основатели трех перечисленных выше школ, Иидзаса, Айсу и Тюдзё, наиболее известны и считаются старейшими специалистами воинских искусств. Некоторые мастера фехтования шли на службу к даймё (феодальным правителям), которые не только сами получали наставления от этих ветеранов, но и следили за тем, чтобы их вассалы также овладевали секретами искусства.

Период Эдо (1603-1868)

После бурных распрей периода Муромати Япония наконец-то была объединена под началом Сёгуната Токугава и в конечном счете закрыла свои двери для Запада, почувствовав угрозу со стороны христианства и потенциальный вред, который могла бы нанести европейская вооруженная поддержка оппонентов нового режима. Охватывающая более 160 лет, это была эпоха, когда возникло и достигло своего расцвета многое из того, что сейчас считается традиционно японским в области искусства и культуры. Кэндо является одним из примеров.

Мастера фехтования, активно действовавшие в период Воюющих Государств, не использовали никаких защитных приспособлений, поэтомукэйко состояло в овладении приемами обращения с тати (длинным мечом) ибокуто (деревянным мечом), изучении у мастера ката и нанесении ударов по деревьям для оттачивания техники. Для сиай (соревнований) использовались настоящие мечи, или бокуто. Период Эдо стал свидетелем постепенного возникновения додзё, улучшения конструкции синая и защитного доспеха. В восемнадцатом веке стали нормой кэйко в додзё, когда участники защищены доспехами и обмениваются ударами синаев. По существу, говорят, что к концу режима Токугава возникло что-то около пятисот-шестисот различных школ.

И все же новый способ занятий подвергся серьезной критике – его обвинили в абсолютной бесполезности для реальных конфликтов. Конечно, если рассматривать эту критику в свете того, что провозглашалось как сущность Кэндо – сражение на мечах на поле битвы, где “победа – это жизнь, а поражение – это смерть”, – то она была совершенно справедливой. Тем не менее, этот период контролируемых и упорядоченных занятий явился важным этапом в развитие Кэндо, который превратился в сегодняшние времена (в особенности вне Японии) просто в спорт с элементами соблюдения традиций.

Урок №27. Техника Синкагэ стиля

Урок №27
01 Методический раздел. Урок 08. Техника Синкагэ стиля

Методика обучения Традиционных Школ БИ — ключ к постижению техники боевых искусств без изобретения “велосипеда”.

Полагаю, вы начали практику 5-ти первых форм Синкагэ стиля. Получилось ли у вас самостоятельно, посмотрев на видеоролики, изучить кадзё №1-5 Син Кагэ рю? Что, не получается? — Не отчаивайтесь, всё ещё впереди! Давайте сегодня попробуем разобраться, какие из техник самые важные в Синкагэ стиле.

Техника Син Кагэ стиля

Немного истории…

Ягю Сэкисюсай.
Ягю Сэкисюсай родился в 1529г. С детства он много тренировался, занимаясь Бо-дзюцу и Кэн-дзюцу. К 24 годам он стал довольно известным мастером в окресностях Киото. В 1563г на территорию, принадлежащую семье Ягю прибыл Камиизуми Исэ-но ками Нобуцуна. Он остановился в храме Хозоин, который славился техникой копья. Там Камиизуми Исэ-но ками демонстрировал технику Синкагэ-рю. Старший в храме Хозоин, который был другом Ягю Сэкисюсай, пригласил его на эти демонстрации техники Синкагэ-рю. Ягю Сэкисюсай трижду нападал на Камиизуми Исэ-но ками и трижды терпел поражение. После этого он попросился в ученики и пригласил Камиизуми Исэ-но ками жить на землях Ягю. Сколько времени пробыл там Камиизуми Исэ-но ками, обучая Ягю Сэкисюсай, точно не известно. Предположительно, по косвенным данным, этот период длился около 2-х лет. Обучая, Камиизуми Исэ-но ками Нобуцуна преподавал технику Синкагэ-рю и Мутодори (Мутодори – техника без оружия против вооружённого соперника). Когда обучение было закончено, Камиизуми Исэ-но ками Нобуцуна предложил Ягю Сэкисюсай развивать и совершенствовать технику Мутодори самостоятельно.

В апреле 1565г. Ягю Сэкисюсай продемонстрировал технику Мутодори*, которую он развивал. После этой демонстрации Камиизуми Исэ-но ками Нобуцуна выдал Ягю Сэкисюсай диплом, которым подтверждал преемственность, передачу права возглавлять школу Синкагэ-рю после Камиизуми Исэ-но ками. Через год, в мае 1566г., Камиизуми Исэ-но ками Нобуцуна передал Ягю Сэкисюсай четыре книги Кагэ Мокуроку:
– Эмпи-но тачи -– 6 приёмов, исполняемые в одной длинной последовательности обмена ударами, заканчивающейся парированием брошенного меча;
– Нана-но тачи –- старинная форма Катори Синто рю;
– Сангаку-но тачи — “три науки”;
– Кюка-но тачи — “девять статей”.

* Муто или «без меча»

«Без меча» не значит непременно, что вы не мастер, если не можете отобрать меч у вашего противника. Это не значит, что, отобрав у него меч и взмахнув им, вы упрочили свое достоинство. Это попросту означает, что у вас нет меча и вы постараетесь не дать противнику полоснуть вас.

«Без меча» — это готовность позволить противнику иметь меч и сражаться с ним, используя только руки. [Мунэёси отмечает, что, уделяя много внимания технике «без меча», он достиг того уровня, когда без меча он мог одолеть шесть или семь вооруженных противников из десяти, или одолеть одного вооруженного противника шесть или семь раз из десяти].

Сертификат Ягю Мунэёси:
1. Сангаку — “три науки” (5 техник);
2. Кюка – “девять статей” (9 техник);
3. Тэнгусё — “избранные [приемы] тэнгу” (приемы дзю-дзюцу 8 техник);
4. Нидзюсити-ка-дзё сэссо — “27 параграфов разрубания лица” (дзю, ха, кю, дзёдан, тюдан, гэдан);
5. Цубамэ-о — “хвост ласточки” (8 техник).

Иллюстрированный каталог боевых приёмов «Синкагэ-рю Хэйхо Мокуроку» Ягю Мунэёси 1601 год:
1. Сангаку -– “три науки” (первые 5 приёмов);
2. Кюка -– 9 боевых приёмов, которые Хидэцуна заимствовал из разных школ и усовершенствовал;
3. Тэнгусё -– 8 избранных приёмов (дзю-дзюцу) атаки, основанных на ложных выпадах и в целом являются ответом на движения противника и изменения в его тактике. Изначально эта техника считалась одним из секретов школы и демонстрировалась только лучшим ученикам;
4. Окуги — 6 приёмов наивысшего уровня;
4.1. Приёмом Муникэн побеждают того, кто применяет Тэнсэцу-рансэцу;
4.2. Приём Кацунинкэн побеждает приём Муникэн, c. Кацунинкэн – Кодзё;
4.3 Кодзё -– Гокуи;
4.4 Синмёкэн** – Гокуи.
5. Хиссё –- верная победа (8 дополнительных приёмов, у которых нет ни описаний, ни рисунков);
6. Нидзюсити-ка-дзё сэссо – “двадцать семь параграфов разрубания лица” (27 техник).

** Синмёкэн.
Синмёкэн -– наивысший, после него ничего уже нет. Синмёкэн — техника обезоруживания противника без нанесения ему раны мечом.

Каталог Мунэёси иллюстрирует только три приёма из Окуги-но тачи, и даёт только словесное описание для кодзё, гокуи и синмёкэн.

Синмёкэн: божественный меч

Когда противник принял Каницукэн, сделайте тоже самое и атакуйте. Когда он попытается увернуться, приблизьтесь к нему, положите меч поперек его туловища, просуньте ногу между его ногами и, прижав колено к его колену, повалите его.

Устная традиция –- это то, что невозможно описать, зарисовать так, что бы кто-либо мог понять. Это можно только почувствовать, когда на вас это демонстрируют (поэтому рисунки здесь не уместны, как и устное изложение).

Продолжение следует.

Урок №26. Пять кадзё

Урок №26

04 Раздел “Кобудзюцу — фехтовальная техника”. Урок 11. Пять кадзё

Син кагэ стиль. Ката № 1-5 Сан гаку таи-но тачи (выжидательные техники)

Перед практикой с мечом ВСЕГДА совершайте обряд активации меча, поклон Учителю и Мастерам из прошлого, давших нам данную технику.

Начнём знакомство со Стратегией школы Син Кагэ стиля с ката № 1-5 Сан гаку таи-но тачи (выжидательные техники).

Раздел Сан гаку таи-но тачи состоит из 5 ката:

– Итто рёдан

– Дзантэй сэцутэцу

– Ханкаи ханко

– Усэн сатэн

– Тотан итими

На видео посмотрите сегодняшнее исполнение Сан гаку таи-но тачи японскими мастерами Ягю Син Кагэ рю и описание данных ката, приведенные в “Хэйхо Кадэн Сё” Ягю Мунэнори.

Выполнение Описание

Итто рёдан: разрубание противника надвое одним ударом
Как и всюду противник изображен слева. Вы стоите боком к противнику, держа меч справа, наклонив его вниз, концом от себя. Когда противник делает взмах мечом, нацелившись в ваше левое плечо, взмахните мечом вверх и в полукруге (колесом) ударьте его по рукам. Когда вы делаете это, ваше левое плечо смещается и уходит из-под удара меча противника.
Из-за низкой стойки, которую вы принимаете, этот приём прозван тинрю – дракон, свернувшийся в воде.
Дзантэй сэцутэцу: рубка сквозь ногти, расщепление стали

Когда противник держит меч прямо перед собой, как щит, скрестите свой меч с его клинком по линии ребра в нескольких дюймах от острия. Когда он пытается отвести ваш меч в сторону, сперва поддайтесь, а затем быстро направьте его со всей силы в его правую руку. Или, если в этот момент он наносит вам удар в правое плечо, сделайте шаг вперед левой ногой, нанеся ему удар по кисти или по руке. Затем, если он взмахнет мечом для второго удара, нанесите удар по его левому запястью взмахом снизу вверх.
Ханкаи ханко: вполуоборот, полупрямо

Когда противник, держа свой меч немного вправо, наносит удар по вашим кистям, вы уварачиваетесь, перемещая свой меч и себя вправо от вашего противника. Затем, когда он делает взмах мечом вверх, делаете шаг вперед и поражаете его левое запястье.
Усэн сатэн: вертясь вправо, поворачивая влево

Приём для близкого быстрого боя. В тот миг, когда противник наносит вам удар в левую руку, вы проскальзываете влево под его меч и ударяете его в правую руку. Или, когда он наносит удар в правую руку, делаете шаг вправо и наносите ему удар по руке.
Тотан итими: длинное и короткое в одном

Когда противник находится далеко от вас и продолжает оценивать ваши действия, но не наносит удара, выберите подходящий момент, опустите ваш меч, держите его ниже живота и выставите левое плечо вперед. В момент, когда противник наности вам удар в плечо, сделайте сильный выпад вперед и поразите его.

Примечание:

Хотя исполнение на видеороликах техник Син Кагэ стиля отличается от описания, приведённого в книге “Нэйхо Кадэн Сё” Ягю Мунэнори, Стратегия Син Кагэ стиля видна.

 

 

После практики с мечом совершите обряд успокоения меча, благодарности Учителю и Мастерам из прошлого, а также партнёрам.

Каковы Ваши три ЖЕЛАНИЯ?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Вернуться наверх